П'ятниця, 13 червня 2014 00:00

Чему учат детей современные сказки

Written by 
Вырезая жестокие сцены из сказок, взрослые лишают детей понимания реальной картины мира.

Мысль о допустимой в жизни доли фальши особенно сильно тронула меня  несколько дней назад, когда я открыла лежавшее на столе у коллеги современное издание сказки «Красная шапочка».

 

Теперь у Красной Шапочки есть полная семья, а дровосек – ее папа. Посылают в лес девочку оба родителя. Волк не ест бабушку, но об этом мы узнаем только тогда, когда он пытается съесть внучку. Бабушка, оказывается, пряталась за шкафом и выбралась оттуда только после того, как дровосек убил волка. В финале все садятся пить чай.

 

Наверное, можно смириться  с не очень натуральным кофе, ненастоящим молоком или эстетическим протезированием. Но очень сложно мириться с адаптированными детскими сказками.

 

Все мы стремимся к ненасильственному и толерантному обществу, где дети-цветы жизни растут на ровных, красивых и хорошо удобренных грядках, но, по-моему, от них все чаще пахнет пластиком.

 

Почему важно сохранять сказку неадаптированной?

 

Сказка почти всегда есть первый текст, который встает между ребенком и окружающим его миром людей. Из сказок ребенок учится основам морали, различию между добром и злом, нормам своей культуры. Но что гораздо важнее, через волшебную сказку ребенок учится управлять своими влечениями, тревогами и переживаниями, сглаживать актуальный в детстве конфликт между «Я хочу!» и реальностью.

 

Сказка в детстве – мост между ребенком и миром. В нее ребенок переносит отношения из реальной жизни (например, когда воображает себя принцем-принцессой, а родителей мудрыми королями). Из сказки ребенок получает смыслы отношений, которые затем закрепляет в поведении.

 

Кто из вас читал оригинальные версии народных сказок (собранные антропологами и лингвистами, доступные, как правило, в академических изданиях), знает, насколько оригинал сказки отличается от ее детской интерпретации. Если мы проследим эволюцию  сказки, то  увидим ее вековой  путь гуманизации, где наиболее страшные, культурно неугодные  и вызывающие вещи затерты, сокрыты. Но еще в тех сказках, что читали в детстве мы с вами, эти места оставались, их затертость создавала странное чувство недосказанности. Мы понимали, что именно там, в «дырах» сглаженного текста, таятся  самые важные и таинственные вещи.

 

В волшебных, но на современный вкус жестоких сказках,  была магия, одновременно чувство страха и чувство удовольствия. Благодаря им мы просили родителей читать или рассказывать любимую сказку вновь и вновь.  В попсе современной сказки таких «дыр» к волшебному уже нет, вместо них глянцевый покрывающий текст, от которого скучно и душно.

 

Почему важно, чтобы сказка оставалась в чем-то злой, жестокой,  несправедливой? Потому что все мы, и дети тоже,  злы, жестоки, несправедливы. Сказка помогает  видеть героев похожих на нас, учит опыту встречи с собственными эмоциями, не всегда хорошими. Для ребенка это важнее, чем взрослого. Его «Я» несовершенно и нуждается в помощи текста сказки, ее ритма, содержания, динамики. Не зря  детская мифология о «красном печенье» и «гробе на колесиках» такая же жестокая.

 

Вернемся к сказке «Красная шапочка». Это очень важная сказка во взрослении девочек. Она описывает глубокую и противоречивую проблему отношений матери и дочери, гораздо менее понятную и объясненную, чем  конфликт  отцов и сыновей.  Если между матерью и дочерью не стоит эта сказка и подобные им, они вряд ли смогут легко приручить те эмоции и чувства, что рано или поздно возникают в отношениях.

 

А значит, либо эти отношения будут конфликтны, либо уйдут в  имитацию, не имеющую ничего общего с искренностью обоих. В сказке важно все -  и то, что мать одна и об отце речь не идет, и то, что она посылает дочь одну в лес, и то, что волк сжирает бабушку и внучку, и то, что охотники вспарывают брюхо волка, откуда извлекают оттуда обеих.  Все это - ключевые узлы сказки.

 

То что лежало передо мной - психотическая сказка, изнасилованная и поруганная. Ребенок, который  ее прочел, обворован. Мне жаль поколение, которое вырастет на таких сказках.

 

Новое время, 13.06.2014

Twitter