Вівторок, 05 травня 2015 10:13

Герои в мире лидеров и лидеры в мире злодеев

Матеріал Ольги Руднєвої про Сократичний семінар

«Этот парень в полосатых плавках из фильма, который был вашим домашним заданием, вы помните его?»

 

«Конечно, - почти хором отвечает вся наша сократическая группа, - тот самый, который смог из своего хобби сделать бизнес!»

 

«Он герой?» – спрашивает Ли, и мы вдруг задерживаем уже готовые ответы на полуслове. Мы начинаем сравнивать его со своими представлениями и идеалами героя. Сразу вспоминаются школьные годы и школьные герои советского времени. Можно ли назвать героем серфера, который из своего безумного увлечения сделал мультимиллионный бизнес?

 

«Для меня - да» произношу я, разрывая цепь размышлений.

 

Но Ли не сдается «Ты считаешь его героем? Почему?»

 

Для меня ответ очевиден – он довел что-то до совершенства, сделал это доступным для миллионов, создал новый образ жизни для огромного количества людей.

 

«Ерунда» возражает мне кто-то, он просто нажился на этом, воспользовался силой Голливуда, сделал себя звездой экрана, а потом звездой бизнеса. Где здесь героизм?»

 

Ли загадочно улыбается: «Разве он не подарил людям счастье, другую жизнь?»

 

И мы снова отправлены в нокаут размышлений.

 

Так начинается последняя сессия нашего сократического семинара, который переворачивает представления об Аспеновских семинарах. Ты скорее чувствуешь себя на шумном ток-шоу, где разрешено спорить, включать экспертное мнение, не соглашаться с выступающими, и самое главное – тебя стимулируют развивать свою точку зрения в процессе общения. Иногда кажется, что Ли уверен в том, что ты не уверен. Он слушает внимательно, а потом переспрашивает, меняет ситуацию, отправляется к текстам с первого дня, вспоминает все, что было сказано на прошлой сессии. Это обмен. Обмен с группой в центре которого есть уникальный модератор. Все процессы обмена мнениями пропускаются через его понимание текста, его видение дискуссии и его чувство юмора.

 

А потом, между обсуждениями лидеров и героев, размещения их в контексте времени и истории, мы спускаемся в Платоновскую пещеру. Чтобы лучше представить себе узников, прикованных цепями, мы рисуем пещеру, и рисуем луч солнца, который пробивается откуда-то сверху. Мы обсуждаем «просветленных», и Ли впервые говорит о том, что возможно они не столько просветлены, сколько ослеплены солнцем. Он заставляет отказаться нас от технического прочтения текста, он хочет нашего видения того, что происходит в тексте. «Почему кто-то из узников попадает наверх, к солнцу? Как это происходит?» И платоновская пещера вдруг становится крайне современным и актуальным текстом после которого не может быть ничего лучше, чем перейти к Вацлаву Гавелу.

 

И снова знакомый вопрос: «Как вы думаете, он был хорошим лидером? Не спешите отвечать, у нас есть люди, чьим Президентом он был. Их мнение очень интересно» И мы погружаемся в осколки истории и воспоминаний, сравниваем то, что мы знаем из учебников истории с тем, что знает тот, чьим Президентом он был. И уже после двадцати минут дискуссии, то, что было столь очевидным до обсуждения, меняет формы. И снова мы возвращаемся к началу нашей дискуссии: кто такой лидер? Обсуждаем десятки примеров выдающихся людей: как они стали собой? Возможно, есть люди, которые изначально рождены лидерами, с пеленок, вся жизнь для них – это всего лишь сцена для развития их лидерских качеств. Возможно, они просто не могут не быть лидерами. Или они становятся ими под влиянием обстоятельств? Война, болезни, кризис заставляют нас на время стать другими. Или может лидерству можно научиться на популярных курсах?

 

А можно научиться быть жизнерадостным лидером? Таким, как был Рузвельт? И мы снова погружаемся в обсуждение того, что делает лидера лидером, а героя героем, помещаем наших героев в контекст времени и ситуации, а потом смотрим на них сквозь ценности нашего сегодня.

 

Может ответ находится в том, как мы принимаем решение? И мы отправляемся в дискуссию вокруг искусственно смоделированной ситуации, пытаясь решить, что важнее: жизнь одного человека, если за нее надо отдать пять жизней или жизнь каждого из пятерых бесценна. Как можно «взвесить» важность каждой жизни? Мы поднимаем руки, голосуем, обсуждаем, додумываем ситуации чтобы в конце узнать, что все, абсолютное большинство людей на планете Земля приняли такие же решения, как и мы. О том, что ученые отдельно изучали этот феномен, и пришли к выводу, что большинство людей в данной конкретной ситуации одинаково принимают решение вне зависимости от их социального статуса, пола и географического положения.

 

И мы снова заканчиваем сессию вопросами, и проснувшись на следующее утро я вдруг понимаю, что ответы, которые мы нашли за два дня сократического семинара, словно Золушкина тыква, опять превращаются в вопросы. Я точно знаю, это происки Ли, его бесконечных вопросов на твои самые очевидные ответы.

 

Ну так что, кто хочет на сократический семинар?

Twitter